November 16th, 2021

CypLIVE

Искушение правотой

О том, что есть правота в том или ином споре и что есть праведность в христианском понимании этого слова, размышляет публицист и весьма активный полемист Сергей Худиев.

Ожесточенные споры в Интернете не редкость. Редкостью, скорее, является содержательная вежливая дискуссия. Почему это так? Сидя у себя дома за монитором, человек не чувствует ответственности за свои слова — дело все равно ведь не кончится ни дракой, ни арестом, и тормоза выключаются. Люди, вполне способные вести себя вежливо при реальной встрече, в Интернете могут позволять себе крайнюю грубость.

Это выглядит неприлично, отравляет атмосферу, изматывает и раздражает участников, что может обернуться даже проблемами со здоровьем. Яростные спорщики недосыпают (как можно идти спать, когда там, в Интернете, кто-то неправ!), приобретают гипертонию и язву желудка, выливают накопившееся в Интернете раздражение на домашних — что уж совсем плохо. И еще хуже, злословие в Сети остается злословием — то есть грехом, против которого строго предостерегает апостол, говоря, что не только воры, пьяницы, блудники и мужеложники, но и злоречивые Царства Божия не наследуют.

Как избежать этого греха? Это потребует определенной внутренней перенастройки. Если использовать компьютерную аналогию, то все реакции, которые мы выдаем «по умолчанию», автоматически, сбиты первородным грехом. Мы должны перестать им доверять, перейти в режим, так сказать, ручного управления.
CypLIVE

Человек, если бы ты знал свою ценность!

Данный фрагмент беседы великого румынского духовника архимандрита Арсения (Папачока; 1914–2011) вошел в книгу Джордже Кэбаша «Страницы румынского патерика»[1].

***

Я начинаю поэтические скитания в поисках лучшего мира, такого, где человек был бы свободен. Сначала я думал, что он становится свободным, стоит только покончить ему с тиранией лжи. Теперь оказалось, что он свободен, если свободен от свободы и тирании. Точнее, если он свободен от всех своих язв. Но можно ли быть свободным от своих язв? Он может быть свободным от них ровно настолько же, насколько свободен от ударов шар на бильярдном столе. А поскольку старая, доставшаяся в наследство язва тяжелее, чем приобретенная, то я отправился искать слов, утоляющих боль ее.

Джордже Кэбаш


– Отец Арсений, в качестве ключевого вопроса: какое слово вы хотели бы оставить в наследство своим последователям?

– Видите, я специально ставлю проблему спасения так: нам нельзя рационализировать вещи и терять время, которое я считаю чрезвычайно дорогим – может, самым дорогим из всего данного нам Богом. Пока мы еще живы.