Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

CypLIVE

Амвросий: история старца, перед которым преклонялись Толстой и Достоевский

10 июля православные верующие празднуют обретение мощей преподобного Амвросия Оптинского.
Даже отлученный от Церкви Лев Толстой после беседы с ним сказал: «Этот отец Амвросий совсем святой человек. Поговорил с ним, и как-то легко и отрадно стало у меня на душе. Вот когда с таким человеком говоришь, то чувствуешь близость Бога». Для Достоевского он стал одним из прообразов его старца Зосимы в «Братьях Карамазовых». А философ и публицист Константин Леонтьев, пожив под его духовным руководством, втайне от своего окружения принял монашеский постриг.
CypLIVE

Великан, змей и стены

Христианское прочтение сказки о самовлюбленном великане. Часть 2

Давайте теперь обратимся к сказке[1]. Думаю, вы поняли, что великан из сказки – это мы сами. Всё говорит нам о том, что Бог создал великана. Давайте же посмотрим на этого Великана из сказки.

Он покинул свой дворец. Увы, вот в чем проблема: оставляя Бога, ты оставляешь свой дворец, свою родину, и ты уже беженец. Чужой повсюду. Что бы нам ни встретилось и что бы мы ни сделали, ничто нас не удовлетворит, потому что единственное, что является нашим, что может нас наполнить, – это наш дворец, Бог.

И вот этот Великан покидает свой дворец и 7 лет живет вдали от него. Кого же он отправился искать? Да он пошел и встретил своего приятеля – Корнуэльского змея. Ты скажешь сейчас: «Ну давай, рассказывай нам сказки! Да что ты такое говоришь?! И что это за сказки такие?» Но знаете ли вы, что мы прекрасно знакомы с этим змеем? И учимся у него, и что он нам скажет, то мы и делаем, потому что змей этот – никакой не Корнуэльский, а змей нашей жизни.
CypLIVE

Почему мы – великаны

Христианское прочтение сказки о самовлюбленном великане. Часть 1

Есть такая детская сказка «Самовлюбленный Великан»[1]. Мы привыкли считать, что сказки развивают воображение у детей. А они не только влияют на детей, но и в очень простой форме доносят до нас великие истины. И те люди, которые в детстве очень любили нас, рассказывали нам сказки для того, чтобы научить нас не географии, философии или социологии, а жизни, и это самое важное.

«Самовлюбленный Великан». Услышав это название, мы думаем: да какое отношение это имеет к нам, и какое нам дело до какого-то великана? Мы вообще хоть когда-нибудь видели великана? Так что само название как будто отсылает нас к какому-то воображаемому лицу. Но позвольте сказать вам, что великан – это не какое-то воображаемое состояние или лицо, которое можно встретить только в сказках. Великан – это не кто иной, как сам человек.
CypLIVE

Как не только читать Евангелие, но и жить по-евангельски

Золотые слова сказал философ Поварнин про книги, которые вдохновляют. Будет полезно из такой книги выписать самые сильнодействующие места, перечитывать и черпать вдохновение. После каждого чтения – подумать, как полученные нами из книги импульсы применить к жизни. И как можно скорее превращать их в наши действия. Тогда образуется очень ценный навык. В противном случае встреча с вдохновляющей книгой обернется пустой мечтательностью. Золотые слова!

Новый Завет способен дать человеку гораздо больше, чем любой супергениальный текст. Надо только правильно его читать

Эти золотые слова относятся к книгам гениальных писателей. А что с Книгой книг? Новый Завет способен дать человеку гораздо больше, чем любой супергениальный текст. Надо только правильно его читать. Опираясь на вековой опыт Церкви, святитель Феофан Затворник советовал читать Новый Завет так:
CypLIVE

Маршал Победы

«Служение Родине, своему народу было главным в моей жизни», – этими словами завершал великий полководец свои военные мемуары, которые при жизни в первом издании (1969–1970) превысили миллионный тираж. После смерти Георгия Константиновича мемуары переиздавались более 15 раз и по сей день считаются бестселлером военной мемуаристки. Таков был колоссальный авторитет этого военачальника у советского народа, пережившего и выигравшего самую страшную в истории человечества войну. Неслучайно в послевоенный период за Жуковым прочно закрепилось народное имя – Маршал Победы.

Младшая дочь полководца Мария Георгиевна Жукова, член Союза писателей России, отмечена рядом литературных премий за написание книг «Маршал Жуков – мой отец», «Твой есмь аз. Суворов»; участвовала в создании фильмов и передач об отце, составлении сборников воспоминаний и альбомов. Более 20 лет – с 1995 года – Мария Георгиевна посвятила творческой работе в Издательстве Сретенского монастыря в качестве ведущего редактора. Накануне 75-летия Великой Победы она любезно согласилась ответить на вопросы нашего корреспондента.
CypLIVE

Президент Кипра читает детям сказки

В Пасхальное воскресенье случилось очередное чудо 2020 года – в прямом эфире детям читал сказки не кто иной, как сам Президент Кипра!

Анастасиадис в своих телевизионных выступлениях часто говорил о том, что в связи с введёнными ограничительными правилами, ему также не хватает возможности увидеть своих детей и внуков. И чтобы хоть как-то стать к ним и вообще всем детям Кипра ближе, он решил прочесть на своей страничке в Фейсбук произведение Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц».
CypLIVE

7% «Лествицы»: избранные цитаты

От составителя

«Лествица» — одна из самых известных духовных книг, по которой вот уже почти 1500 лет учатся бороться и успешно борятся со страстями православные христиане. Значение этой книги так велико, что отрывки из неё должны читаться на великопостном богослужении, а её создателю, опытно прошедшему путь духовного восхождения, посвящена 4-я Неделя Великого поста.

Надо помнить, что книга эта — преимущественно монашеская, ибо первая же её глава посвящена отречению от мира. Женатый человек сравнивается в ней с имеющим оковы на руках и на ногах (1:20), а мирским добродетелям дается невысокая оценка, как совершаемым напоказ и питаемым водами тщеславия (2:6).
CypLIVE

О смехе

Библейский взгляд мудреца на дела, «которые делаются под солнцем», – это книга Екклесиаста. Чрезвычайно грустная книга, меланхоличная, снимающая одну за одной все маски с перепуганного лица заблудившегося человека. Богатство суетно, мудрость относительна, смерть неизбежна, справедливость желаема, но незаметна. И все оттого, что свет Воскресения отсутствует в этой книге. Еще не открыто Небо, еще не омыты грехи и не искуплен человек. И если у других пророков есть надежда и все сердце их в будущем, в царстве Мессии, то у Екклесиаста есть только круговращение одного и того же и неизменная грусть от созерцания этого огромного крутящегося колеса. Таково же мировоззрение Омара Хайяма, такова же грусть мудрецов Востока. Книгу Екклесиаста нужно прописывать как лекарство людям суетным и взбалмошным, не умеющим сконцентрироваться ни на одном предмете надолго. Тем, кто, вопреки очевидностям и неизбежностям, хочет превратить жизнь в нескончаемый праздник. Тем, кто упорно не замечает или делает вид, что не замечает, глубокую трагичность человеческого бытия.
CypLIVE

«Совершил Господь гнев Свой, излил ярость гнева Своего», – читаем и разбираем самую трагическую библ

Плач Иеремии — поэтический реквием по разрушенному Иерусалиму и пленению иудейского народа. Это книга-страдание, книга, кричащая к Богу. О том, что скрывает в себе этот текст, как он отозвался в мировой истории и культуре и почему к Плачу Иеремии так важно обращаться христианам сегодня, — в новом материале «Фомы».

«Я исцелю вашу непокорность»

В 586 году до Р. Х. Иерусалим пал. Пал после отчаянного сопротивления вавилонским армиям, на третий год ожесточенной осады. Нескончаемая вереница иудеев, гремя медными цепями, медленно двигалась прочь от разрушенного города: их вели в языческий плен, в далекий Вавилон.
CypLIVE

Расхищение греческих сокровищ имеет важное оправдание

Евросоюз потребует от отколовшейся от него Великобритании вернуть Греции сокровища Акрополя, некогда вывезенные лордом Элгином и охраняемые теперь в стенах Британского музея. В этих довольно щекотливых тяжбах принято симпатизировать Греции. Но у британцев «своя правда», которую в России довольно легко понять.

Седьмой граф Элгин оставил после себя дурную славу, но это неизменная планида тех, кто попал на зуб писателям национального значения. Тайный советник Дондуков-Корсаков не был таким уж «дундуком», как представлялось молодому Пушкину, но Пушкин «наше всё», ему веры больше, а английский поэт лорд Байрон и вовсе породил в образованных кругах Европы своего рода культ имени себя – его прижизненную популярность нужно сравнивать не с другими поэтами, а, допустим, с «Битлз».